Рассылка новых постов

Как я стала телохранителем. Часть третья

Продолжение. Начало здесь

- Запомните четыре заповеди. Первая: любой предмет, появившийся вне вашего контроля, несет угрозу.
Вторая: любой предмет, взрывное устройство, не сработавшее против одного человека, сработает против вас.
Третья: к любому предмету надо подходить так, как неудобно.
И, наконец, четвертая: не вы положили, не вам и брать. Увидели подозрительный предмет – единственное, что можете сделать – выставить оцепление, эвакуировать людей. Остальное – наша забота.

20141120_114421~2 Снимок из архива Андрея Гальченко. Фото сделала буквально вчера - в его кабинете 

Наш инструктор по взрывотехнике и основам наружного набюдения на момент моего обучения был самым молодым из всех наших наставников и, пожалуй, самым суровым. По крайней мере, мне тогда так казалось. Я не могла называть его имени, не могла сказать, что им был подполковник (это в 2004 г, сегодня уже полковник запаса) Андрей Гальченко, начальник взрывотехнического отдела Службы «Арыстан». Наверное, один из самых сильных и смелых людей, которых я знаю.

Глаза у подполковника Гальченко властные, голос командирский. Он, когда в аудиторию вошел, решительно так, даже пацаны поутихли слегка. В общем, сразу стало понятно, кто тут покажет кузькину мать, если что…

Это потом от Виктора Стороженко я узнала, что позывной у нашего инструктора «Гранит». А кто в теме, знает, что такой позывной дорогого стоит и не каждому дается. А Николаич (Романов), помнится, рассказывал мне, что офицеров такого уровня, как Андрей, уже и не готовят даже. Он наследник старой школы – лучшей, возможно, из всех спецслужб.

Мне уроки Андрея Владимировича потом и в обычной жизни пригодились. Это про то, что к предмету надо подходить так, как неудобно – то есть, не с той стороны, не с того бока за него браться или не тем хватом, как принято. В общем, лет пять назад мне довелось на собственном опыте понять, как это работает.
Банальный съемочный день. Ролик рекламный и фотосессия для одного бренда, интервью со звездой какой-то. Повсюду провода, оборудование, свет расставлен – лампы мощные, примерно по 1000Вт или около того. Мимо одной такой лампы меня дернуло пройти. Пути было два: для всех нормальных людей – перед лампой, где для этого достаточно места есть; и тот, который совсем неудобный – позади лампы, по проводам и каким-то коробкам. Там вдобавок еще надо боком повернуться, чтобы между приборами и стеной втиснуться. И какая-то неведомая сила… До сих пор ведь думаю: это что вообще было? Интуиция? Знание? Или одно, помноженное на другое?.. В общем, понесло меня позади этой лампы. Спотыкаюсь я о провода и думаю, что сейчас что-нибудь опрокину. В момент, когда я с лампой поравнялась, напряжение в сети скакнуло. И лампа буквально взорвалась, осыпав искрами и осколками пространство перед собой. Меня, поскольку я была позади, защитил плафон. А ведь он был на уровне моей головы как раз. Окажись я перед лампой в тот момент, меня бы ослепило точно.

На меня еще ребята из съемочной группы пялятся, как на воскресшего Лазаря – у них вторая лампа лопнула, но не разорвалась, как моя. Говорят: «Ну, ты молодец, конечно, что сзади полезла…»
А я, помню, стою, осмысливаю это все и думаю: «Дай вам Бог крепкого здоровья, Андрей Владимирович!»

На занятиях нам демонстрируют муляжи взрывных устройств и рассказывают, как что работает. Под руководством инструктора мы учимся осматривать автомобиль на предмет обнаружения бомбы.

Далее на фото различные муляжи взрывных устройств, созданные для учебных целей. Заряды разрушительной силы могут прятаться в самых привычных и невинных, на первый взгляд, вещах – предметах повседневного пользования: в мобильном телефоне, распределительной коробке, огнетушителе, приемнике, настольном приборе. Иногда выдать их присутствие могут специфический запах или звук (у часовых механизмов). Обычные не подготовленные люди, как правило, упускают из виду эти детали…

20141120_112443

- Обращайте внимание на все. Обрывок скотча или кусочек провода, проволоки, отпечатки пальцев на дверце машины должны привлекать ваше внимание. Чтобы осматривать днище машины, вам понадобятся зеркала. Обратите внимание на однородность поверхности грязи на днище, колесах и других частях автомобиля…

Вот такой маленький безобидный пенек можно начинить достаточным количеством взрывчатых веществ, чтобы убить человека…

20141120_110902~2

… и караулить свою жертву он будет, незаметно спрятавшись под кустом или на газоне возле крыльца.

20141120_110824

- Угрозу может представлять любой человек: девушка, пожилая женщина, даже ребенок, - сурово внушает нам подполковник. – Дети вообще первоклассная агентура, вспомните Шерлока Холмса. Люди пожилого возраста тоже не воспринимаются нами, как потенциальная угроза. Но мы как-то проверяли один уважаемый банк, посадили старушку с семечками напротив. Служба безопасности банка на нее никакого внимания не обратила, а старушка номера всех служебных машин переписала за какой-то час…

20141120_112113

Муляж – самодельное взрывное устройство (СВУ) в  приемнике с солнечной батареей

Мы учимся осматривать помещение, внимательно исследуем все вплоть до плинтусов и потолка.

- Взрывное устройство может оказаться даже в радиоприемнике или телевизоре, и сработает оно, когда вы начнете переключать каналы или настраивать на определенную волну. Уделите внимание светильникам. Сегодня любой школьник может изготовить бомбу. Достаточно залить в обычную лампочку бензин или ацетон. Включается электричество – и вам сносит полголовы, - беспощадно резюмирует Андрей Владимирович…

Нас учат составлять карту риска: для этого надо учитывать маршруты передвижения охраняемого лица, место работы, досуга, проживания. Отмечать опасные зоны на пути следования, отрабатывать несколько запасных маршрутов по дороге к дому или офису.

- Если ваш охраняемый устраивает прием, где будет много народу, постарайтесь заранее уточнить список приглашенных и тех, кто будет обслуживать банкет. Выясняйте все, вплоть до того, где были куплены продукты и зубочистки…

На фото: муляж взрывного устройства. Андрей Владимирович показывает огнетушитель: “Вот скажите мне, какие детали указывают на то, что огнетушитель не заводской, а "левый"?” И поясняет: определить это можно по нескольким признакам. На датчике, показывающем давление (здесь не видно), стрелка находится в красной, а не зеленой зоне, и кольцо не заводское – оно снято с гранаты (заводское лежит рядом). Если присмотреться, то можно увидеть, что желтый пластиковый уплотнитель в месте соединения с баллоном также прилегает не герметично. При этом ни пломба не сорвана, ни краска не поцарапана нигде. На баллоне совершенно типичная для заводских изделий наклейка с инструкцией по эксплуатации...

20141120_113419

Я знаниями, полученными на этих занятиях, пользуюсь до сих пор. И до сих пор они меня выручают. Не то, чтобы мне приходится со смертельной опасностью на пути из дома к офису сталкиваться. Или на банкете всех гостей проверять. Но, к примеру, простое правило за рулем – планировать маршрут таким образом, чтобы на нем было как можно меньше левых поворотов – очень экономит время и нервы. Да и безопаснее так передвигаться, если вспомнить, сколько ДТП происходит на перекрестках именно при повороте налево…

- По большому счету, телохранитель работает от дурака, - отрезвляет нас Андрей Владимирович. – От снайпера вы вряд ли спасетесь. Хотя, если вовремя обнаружить слежку, можно с большой долей вероятности предотвратить нападение. Для этого и нужна хорошо оснащенная и подготовленная служба безопасности. Но это, как раз, не все могут себе позволить… Контрнаблюдение – вещь специфическая. Выявить его почти невозможно, особенно, если этим занимаются профессионалы. В моей практике это было лишь однажды. Бомж, спящий на мусорной куче, человек в оранжевом жилете, чистящий арыки, или женщина с детской коляской – все они могут следить за вами.

Один человек может десять раз изменить внешность: приклеить бородку, переодеть плащ, парик нацепить. Я знал в Москве ребят, которые умудрялись даже брюки переодевать. Но помните – единственное, что следящий за вами человек вряд ли переоденет – это обувь…

  В минувший понедельник, 17 ноября, как раз когда я готовила эту часть своего повествования к публикации, узнала про взрыв гранаты в алматинском колледже… У меня масса эмоций на эту тему, описывать все здесь не буду. Просто в период моего обучения в Школе я узнавала много чего такого, что здорово на меня повлияло. И изменило – очень. А в свете последних событий это особенно ярко вспоминается. 


Как-то в перерывах между занятиями я случайно услышала обрывки разговора об Андрее Гальченко. Что-то о том, что было найдено очередное взрывное устройство на днях, и был ртутный замыкатель – такой, который срабатывает от малейшей вибрации… И что он, вроде как, чудом не сработал… Я сейчас могу путаться сильно, а Андрей Владимирович помогать мне явно не желает воспоминаниями. Поэтому в детали я погружаться не буду. Собственно, детали эти, само содержание разговора, как-то мимо меня прошли… Потому что, как кипятком, затопило осознанием, что вот он – наш инструктор, молодой, сильный, здоровый мужик. А что мы о нем знаем-то? И о работе, которую он каждый день незаметно для всего города выполняет... 

Помню, у меня внутри тогда что-то перекувыркнулось, а на место так уже и не встало… Это, представьте, совсем разные вещи – читать в сводках, слушать по радио… Или прямо перед собой видеть человека, погружаясь каждый день в его уроки, задания, а потом вдруг узнать – очень близко – какой он подвергался опасности. Что с ним могло случиться… а мы бы узнали об этом?

Вот примерно так же, как кипятком, меня окатило, когда пару лет назад я читала в новостях об операции по захвату террористов в Бурундае. И о том, что спецподразделение потеряло двоих парней… И пока смотрела в новостях, что творится Беслане, когда сотрудники «Альфы» выводили из-под огня детей. И гибли, закрывая их своими телами… Это ведь очень редкие мужики, стоящие.

Я после учебы в СУЦ и знакомства с офицерами "Альфы" совершенно не могу отстраненно на подобные сообщения реагировать.

Помню, на одном из первых занятий Андрей Владимирович какую-то страшную статистику привел: в одно время, не могу назвать точно год, у них каждую неделю боевые выезды были. Информации об этом в СМИ не поступает (и это правильно, конечно). Но никто не знает, где рванет очередная как будто «учебная» граната… Или, например, есть еще праздные идиоты, которые от нечего делать забавляются со взрывчатыми веществами…

Просто тогда я смотрела на него, оглядывалась вокруг и очень остро осознавала одну вещь: то, как достается мир и покой на наших улицах знают, наверное, только эти сильные и очень спокойные внешне мужчины…

Боеприпасы для военно-спортивных игр (страйкбольные гранаты, дымовые шашки и т.п.) – тоже могут использоваться для изготовления взрывных устройств.

20141120_113429

20141120_113500

К концу тринадцатого дня обучения я становлюсь совершенно измученной и грязной. Мое нежное тело цветет всеми цветами радуги: от яростно-фиолетового до желтого – отличное пособие по судебной медицине, я считаю. Не успевают зажить одни синяки и царапины, появляются другие. И руки теперь стали как у бомжихи. Вовка добил окончательно. После занятий, усадив меня в машину, он злорадно объявил:

- Вот, сладенькая, ты теперь и пахнешь, как настоящий солдат!

К счастью, я была слишком уставшей в тот момент, чтобы его убить… Вдобавок ко всему прочему выяснилось, что дома у меня отключили горячую воду. От усталости подкашиваются ноги. Даже тошнит. О еде думать не могу. В отличие от Вовки. Он топчется на кухне и тоскливо оглядывает холодильник. Холодильник по-прежнему девственно пуст.

- Ладно, будем сыты любовью, - удрученно бормочет Вовка и плетется заваривать чай.

***

У нас начался курс экстремального вождения. Как раз в тот момент, когда я более менее начала привыкать к нагрузкам и думать, что мои физические мучения понемногу прекращаются. Оказалось, нет. Оказалось, курс экстремального вождения – то еще испытание. И работа на машине без гидроусилителя выгоняет из нас не меньше пота, чем забег на пять километров. А мои разбитые плечи и усталые руки ничуть не способствуют успешному освоению курса.

И еще мое мироощущение заново перетряхнуло, когда на занятиях по тактико-специальной подготовке мы отрабатывали движение с охраняемым и защиту от нападения. То есть, тот самый момент, когда ты оказываешься живым щитом между человеком и пулей. Не знаю, как мои сокурсники-мужчины все переварили (мы никогда этого не обсуждали), но мне стало по-настоящему страшно. А поняла я это только вечером, дома, когда осмысливала прожитый день. И еще долго потом в этом впечатлении варилась.

Но обо всем этом я подробно в последней части напишу…

Мое обучение понемногу подходит к концу. Дни, с утра до вечера наполненные теорией и практикой, проходят быстро, но интересно и трудно. Дома в выходные моему взору открывается безрадостная картина. Квартира в отсутствии хозяйки и уборки заросла беспорядком. В фиалке на подоконнике обосновался паук. Все ветви растения теперь опутаны его паутиной. На изгнание паука сил уже нет…

В ванну, наполненную холодной водой, опущен гигантских размеров кипятильник, взятый напрокат у соседки. Это меня Рустам научил – он живет в Усть-Каменогорске, горячую воду им часто отключали. «Сорок минут и ванна готова», - компетентно заявил он.

Разгружаю сумки с продуктами... От резкой боли в плечах трясутся руки. Тут со мной что-то случилось. Все узнанное и пережитое до меня вдруг окончательно дошло и, кажется, оглушило.

Я уселась на пол и разревелась, как маленькая…

 

В заключительной части: что можно почувствовать, закрывая собой от выстрела другого человека. И каковы уроки экстремального вождения

 
 
 

 

Комментарии

Disqus