Рассылка новых постов

Как я стала телохранителем. Часть первая

Продолжение. Начало здесь

Тоже мне героиня…

Кряхтя, запихиваю себя в камуфляжные штаны, глотая на ходу какой-то бутерброд, и собираюсь на учебу. Первая неделя занятий подходит к концу, а меня все также потряхивает перед началом каждого дня. Я, признаться, многого боюсь. Во-первых, никогда не знаю, чего ждать - каждый день что-нибудь новенькое. И тоже испытание в своем роде. Во-вторых, по физподготовке у меня не лучшие показатели.

В-третьих, меньше всего хочется облажаться. А когда меня в очередной раз кувыркают, толкают или швыряют на занятиях по рукопашному бою, мне охота телепортироваться куда-нибудь в Южную Америку. Или на Берег Слоновой Кости… Вчера вот вынесли плечо. Болит зверски. И шея теперь тоже. Приклеиваю к ней перцовый пластырь и выбираюсь из дома. Пластырь несущественно, но все-таки облегчает мои мучения. Или доводит их до апогея - в момент, когда его требуется отодрать…

Парень мой молчит. Пока еще. Молчит на меня очень грозно и красноречиво. Это только мужчины умеют так молчать - всем своим выражением лица: "А я тебя предупреждал!!!"

Подготовка длится три недели. Программа интенсивная, осваивать ее надо очень быстро. В телохранители ведь идут не чайники, вроде меня. Как правило, это люди с опытом военной службы или работы в силовых структурах. В крайнем случае, профессиональные спортсмены. Как мои товарищи по группе. Их трое.

Рустам - крепыш, холерик. Пышет здоровьем, радостью жизни и наверняка нравится девчонкам. Профессиональный дзюдоист - достаточно на уши посмотреть - они носят следы типично борцовского "купирования". Алдаберген молчун и в прошлом боксер. Он из Шымкента - эта деталь, я полагаю, лучше любой визитной карточки. Олег - мастер спорта по самбо. Суров и огромен. Такой телохранитель, кажется, должен одним своим видом внушать окружающим опасение и почтительный трепет. На Валуева, кстати, здорово похож.

Вот моя группа с инструктором по огневой подготовке Александром Забудкиным. Спросить у парней разрешения на публикацию фото возможности сейчас нет. Поэтому я им “маски” нарисовала на всякий случай. Не смотрите, что на фото серьезные все – это только с 25го дубля. Пока снимались, умирали со смеху. Хотя бы потому, что оружие так держать нельзя ни в коем случае (по технике безопасности), и все подобные снимки обычно – постанова дурацкая. Так что имейте ввиду: оружие у нас тут ненастоящее, а мужики изо всех сил изображают эдакую “Бригаду”.

группа1

 

На рукопашке в паре с Олегом страшно. Я его запястье двумя руками обхватить не могу! А на конце запястья - такая, представьте, кувалда - богатырский Олегов кулак. Он честно старается не применять ко мне силу. Но даже при самом бережном обращении то и дело наносит мне травмы различной степени тяжести. Как вчера, например.

Отрабатывали нападение и уход от удара разными способами. Олег напал, я схватила… вернее, попыталась воспроизвести болевой прием. Олег сделал легкое движение рукой. Взмахнул мною, как носовым платком… и я поняла буквальный смысл выражения "из глаз посыпались искры"!

Я, помню, еще долю секунды даже удивлялась - искала, где тут в здании пожар. По моим ощущениям я точно должна была все вокруг поджечь.

Пока инструктор вправлял мне плечо на место, я изо всех сил старалась не реветь…

video_718121_0

Ну, примерно вот так мы с Олегом на тренировках смотримся

Кстати, очень скептически отношусь к попыткам освоить приемы самообороны по видеоурокам. У кого-то, может, и получается, не знаю… Но по себе могу сказать - это надо отрабатывать. Долго, мучительно, в паре с партнером (желательно очень сильным), пока в каждой мышце не пропишется этот навык - чтобы воспроизводить его бессознательно.

И так постоянно. Мы меняемся партнерами, отрабатываем разные приемы. Я честно стараюсь не избегать схваток с Олегом: разные ведь могут быть в жизни ситуации - надо готовиться к встрече с противником любого размера и силы. Олег честно старается быть аккуратным, даже нежным. У него это плохо получается, конечно же. После чего он смотрит виновато и сопит.

На меня вообще вся группа сопит и вздыхает: типа, вот же - девчонка! Ну, никак рядом с ней силушке богатырской не разгуляться!

Они вообще-то отличные парни, и мне все время кажется, что я им только мешаю, в ногах у них путаюсь…

 

Тест для космонавтов

- Если сегодня не среда, напишите предпоследнюю букву вашего имени…

Пока я успеваю сообразить, что сегодня точно не среда, психолог диктует следующий вопрос. Но вписать в квадрат предпоследнюю букву своего имени все же успеваю…

С нами занимается один из крупных мастеров своего дела. Лола Сергеевна Шакимова, ныне подполковник в отставке, на момент моего обучения еще была штатным психологом КНБ, поэтому я впервые упоминаю ее здесь. Она - сильнейший практик, 10 лет работала на гражданке, а потом более пятнадцати - в правоохранительных структурах. Отлично помню этот момент: Лола Сергеевна с секундомером в руках и мы - проходим под ее руководством интересный, чрезвычайно сложный тест.

Лист бумаги расчерчен на 47 квадратиков. В каждом – какие-то символы, буквы, цифры, линии. Задания – самые неожиданные и каверзные. Типа: «Подчеркните все четные цифры, нечетные зачеркните, а буквы обведите в кружок». Пустяковая, вроде бы, задача, если не знать, что на выполнение отводится всего 3 секунды. Не успеешь разобраться, где тут четные, а где - нет, преподаватель диктует следующее задание.

- Уникальная методика Козловой, - объяснили нам. – Проверка скорости реакций, сообразительности, умения быстро переключаться с одного задания на другое, владеть собой. Этот тест решают космонавты, телохранители, инкассаторы, сотрудники спецслужб…

А теперь на минуточку отвлекитесь и попробуйте себе это представить. То, что написано чуть выше. И то, что выполнение теста происходит в очень жестком режиме. Лола Сергеевна свою работу выполняет умело - мало по малу напряжение в ее голосе нарастает. Самими интонациями она нагнетает это напряжение, поэтому кажется, что у тебя уже не три секунды, а значительно меньше. И время на выполнение каждого нового задания все сокращается. Не знаю, как у других, но у меня под конец теста даже сердцебиение слегка участилось. Нам говорили, что в группах разные бывают реакции. Многие ученики иногда этого напряжения не выдерживают. Могут заорать на психолога, швырнуть в него чем-нибудь. Про таких сразу ясно: в экстремальных профессиях им делать нечего... 

Мы все в конце теста только шумно выдохнули… Оказалось, я сделала 8 ошибок из 47 возможных. Это неплохо. Особенно, если учесть, что мои сокурсники сделали по двадцать. Мне вот интересно, есть такие гении, которые этот тест без ошибок решают с первого раза? Очень хочется на них взглянуть.

Лола Сергеевна чудесна. Она умудряется всех своих многочисленных слушателей спустя годы помнить. Особенно тех, чьи способности впечатляют. Я ее занятия обожаю. Тем более, это пока одна из немногих дисциплин, где я могу взять реванш. Тут я от парней не только не отстаю, но и опережаю кое в чем. Психологическая подготовка для телохранителей, инкассаторов, охранников и сотрудников спецназа - в числе самых важных. Мы еще кучу всяких задачек и тестов решаем. Они нужны, чтобы понять наши сильные и слабые стороны. В основном, акцентировать внимание на слабых, чтобы над ними работать.

Разбираем реальные жизненные ситуации, играем в интересные игры для тренировки памяти, периферийного зрения, скорости реакций. Но все это – ягодки. Профессиональные телохранители каждые полгода проходят в Центре курс переподготовки. И тут им устраивают такие испытания, на которые по собственной воле вряд ли согласишься.

Во время занятия в аудиторию может ввалиться толпа мужиков в масках и с автоматами. Они орут, стреляют, берут в плен кого-то из учеников и смываются. Представление длится несколько секунд. Психолог в это время наблюдает за учениками: кто прячется под стол, кто стоит столбом, кто пытается оказать сопротивление. А некоторые, простите, в штаны делают …

6020

- Это такая оперативная экспериментальная игра, - уже спустя несколько лет рассказала мне Лола Сергеевна. - Впервые когда-то ее провели в Воронеже. Сразу очень многое позволяет понять о слушателях. Им надо определить, сколько человек ворвалось в аудиторию, как они выглядели, имели какие-то отличительные особенности или нет. Но и для преподавателя это тоже испытание. Очень ответственное. Был человек, который в обморок упал. С ним, к счастью, ничего страшного не случилось. А то, что ему от такой работы лучше отказаться, он и сам понял. Но ведь могло быть и хуже, если сердце слабое, например…

Попутно мы получаем много информации, которая может оказаться жизненно важной в работе. Скажем, как распознать террориста-зомби...

- У этих людей стеклянные бездушные глаза, изменяется даже цвет белков. Если у нормального человека белки чистые, чуть голубоватые, у зомби они имеют грязноватый оттенок… Телохранитель должен научиться незаметно следить за глазами и руками окружающих его людей. Взгляды и жесты первым делом выдают намерения.

Или вот зачем телохранителю очки? Пижонство, думаете? Дань моде? А вот и нет - простейший способ скрыть направление своего взгляда. И заодно защититься от гипноза - избежать контакта глаз. Не доводилось, кстати, никогда вживую наблюдать хороших телохранителей, профессиональных? Не ощущали на себе, что взгляд у них внимательный, жесткий? Но стоит встретиться глазами, они смотрят как будто сквозь вас… Рассеянный контакт глаз - этому тоже стоит научиться, особенно, если очков под рукой вдруг не оказалось.

11

На улице полно всякой публики, хоть и праздной, но часто небезопасной. Цыганки с их знаменитым "дайручкупогадаю". А ведь правое полушарие мозга контролирует левую часть тела. И этот контроль взаимообратный. Когда другой человек, цыганка, берет вас за правую руку, это как будто бы угнетает, подавляет правое полушарие, отвечающее за волю, адекватное восприятие действительности и способность сопротивляться. В таком состоянии вы не становитесь зомби, конечно же. Но воля и желание дать отпор ослабевают. Вами намного легче манипулировать. Я вообще всегда мало кому позволяю к себе прикасаться (кроме действительно близких). И всем рекомендую.

 

Не ломайте ребра пациенту!

Мы учимся оказывать первую медицинскую помощь. Телохранитель просто обязан это уметь. Вот уже битый час Людмила Леонидовна, специалист Центра медицины катастроф, пытается научить нас делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. Хорошо все-таки, что для этого есть манекен. Пластиковое ополовиненное туловище распростерто на столе преподавателя. Кстати, 10 лет назад, когда мы занимались, такие манекены еще редкостью были...

Вот так примерно он выглядит.

3a24b0f61803c13eeae71099c3c46ae5_500_0_0

Источник фото

 

В аудитории полно народу - это занятие у нас совмещенное. Не то с охранным подразделением какого-то банка, не то с инкассаторами.

- Находим конец грудины, попросту солнечное сплетение, отступаем от него два сантиметра вверх, устанавливаем основание ладони строго по центру и ритмично надавливаем, - объясняет Людмила Леонидовна технику массажа. – Опустите ладонь чуть ниже – сломаете пациенту ребро. Чтобы делать искусственное дыхание изо рта в рот, надо одной рукой запрокинуть голову…

Я после этого каждый раз посмеиваюсь, когда кто-то начинает рассказывать, как надо делать искусственное дыхание. Или насмотрится по телеку и потом в жизни пытается. Граждане, не вздумайте! Без специальной практики не пытайтесь даже. Ну, или только в самом крайнем случае. А то угробите того, кого пытаетесь спасти. Прямо, как мы на занятиях.

Туловище манекена отзывается на все наши действия – чтобы понятно было, насколько правильно проводится процедура. Перспектива целоваться с пластиковым пациентом почему-то ужасно всех забавляет. Мы с сокурсником учимся делать реанимацию в паре – один делает массаж сердца, другой – искусственное дыхание. Голова манекена не хочет запрокидываться, от смеха у меня перехватывает дыхание, реанимация проходит ужасно.

- Что вы делаете, дайте же пациенту выдохнуть! - останавливает меня преподаватель.

Мой напарник, сегодня это Алдаберген, с энтузиазмом продавливает грудину манекена. Внутри него что-то жалобно хрустит.

- Что вы делаете, вы же ломаете ребра пациенту! - возмущается Людмила Леонидовна.

По аудитории гуляет веселое хихиканье. Мы продолжаем терзать манекен. Лицо Алдабергена принимает обреченное выражение. Пациент то и дело хрустит, Людмила Леонидовна возмущается, аудитория ржет.

Через полтора часа мы, наконец, осваиваем эту науку и благополучно получаем зачет.

В перерыве Алдаберген говорит мне тихо:
- Хорошо же, что он неживой, да?
- В смысле?
- Ну, был бы живой, мы с тобой его раз десять сегодня кончили бы, - и пот со лба вытирает.

Вот уж не думала, что он такой впечатлительный…

 

Мифы и легенды. Крушение

Несмотря на крайне насыщенную программу (по вечерам у меня не только тело болит, но и голова звенит буквально), за три недели мы получаем лишь первоначальный объем знаний. Нам постоянно говорят:

- Работа телохранителя - это тонкое мастерство, которое шлифуется годами. Хотите достичь совершенства, работайте над собой постоянно.

Одно за другим рушатся наши представления об этой работе. Мы узнаем, что стать настоящим профи в этом деле можно, только фанатично любя свою рискованную профессию. Что телохранитель – это даже не профессия, а образ жизни: в рабочее время – смена, на которой нельзя расслабляться ни на минуту… А вы вообще представляете себе, что значит, быть сосредоточенным, настороженным, готовым к бою – постоянно? Хотя бы на протяжении двух-трех часов?.. В свободное время постоянные тренировки – физические, психологические, огневая подготовка.

Нас старались ко всему этому сразу приучать…

Я сейчас понимаю, что это была и по-прежнему остается одна из выдающихся в СНГ программ по подготовке кадров для самых опасных работ - для охранных и инкассаторских подразделений. Не зря сюда на учебу даже из Франции народ приезжал (и прочего дальнего зарубежья). Если кто и способен провести точную диагностику служб безопасности банков и крупных компаний (на предмет ошибок и слабых сторон), так это мои учителя. И мне крупно повезло застать лучших в своем деле.

Еще мы узнали (с некоторой долей отчаяния, надо признаться), что в одиночку даже самый высококлассный охранник ничего не стоит. «Поодиночке вы сможете защитить клиента только от того, чтобы ему на улице в рожу не плюнули», - заявили нам.

Так что, сами понимаете, один телохранитель – это больше для понта, что называется.

Тому, кто хочет чувствовать себя по-настоящему защищенным, придется разориться на содержание большой службы безопасности. Еще и вооружить ее до зубов всевозможной спецтехникой для обнаружения «жучков», радиостанциями, камерами наблюдения и прочими атрибутами. Почему – объясню в дальнейшем. Плюс оружие и, желательно, бронированный автомобиль…

По ходу наслушались историй о том, насколько эта работа неблагодарна. Не знаю, как сегодня, а в период моего обучения, 10 лет назад, труд телохранителей оплачивался довольно скромно - 500 долларов в месяц. Единицы зарабатывали больше. И то – за большую зарплату можно оказаться исполнителем сомнительных поручений. Это тоже не редкость, предупреждали нас и просили на такие провокации не поддаваться. И вообще для многих нуворишей телохранитель – не реальная необходимость, а, скорее, атрибут престижа – вроде дорогих часов или автомобиля.

1353576945_1353435572_13533806

"Некоторые такие боссы-самодуры водки хлопнут и начинают спорить, чей телохранитель сильнее. Ребят заставляют драться, ставки делают. А телохранитель - это не гладиатор…" - рассказывал нам один из наших инструкторов.

В общем, если есть у кого телохранители знакомые – профессиональные ребята, честные – пойдите и пожмите им руки крепко.

Я это все пытаюсь переварить уже вечером, сидя на кухне, обозревая хаос и запустение, которое началось в моем доме. Одинокий чайник - единственный, кто подает признаки жизни на кухне. Он свистит и раздает кипяток. Холодильник в ответ на открывание дверцы дышит арктическим холодом и пустотой...

Соседка стучит по батарее. Потом приходит с требованием угомонить кошку. "Нет, ну разве можно столько мучить животное?!"
Виновато склоняю голову и обещаю угомонить.
Кошку.
А что еще я могу? Как ей объяснить, что это я перцовый пластырь уже полчаса с плеча отдираю? С воплями...

Хватит на сегодня, пожалуй. Продолжение следует.


Читать в продолжении: огневая подготовка. И почему русская защита лучше карате.

 
 
 

 

Комментарии

Disqus